8 800 550-03-02 бесплатная линия  8 927 0889976
Поиск и бронирование туров:

ПУХ-7.
Вот так называлась наша группа единомышленников в количестве от 11 до 14 человек, которые собрались в конный поход на 7 дней.

День 0.
Точнее, вечер.
На автовокзале встретил меня инструктор Александр. Машина, на которой он меня вёз, была сломана (передний амортизатор), поэтому ехали мы 60 км/ч. Дорога, естественно, убита в хлам (Россия, однако), но народ мимо нас двигался стремительно.
Всю дорогу Александр испытующе поглядывал на меня и произносил фразочки, типа: «Привыкай! На коне трясти будет сильнее».
Приехали. Чай. Сон.

День 1.
Проснулась я с помощью соседей. Они заселялись в ту же комнату, где была я, и дико шумели. Почему в ту же комнату? «Тенгри» находится в здании бывшего госпиталя. Здесь нереально высокие потолки и огромные двухэтажные комнаты, в которых на втором этаже мест восемь, как и на первом.
Так вот. Заехавшие соседи шумели, но я сумела обратно заснуть с тем, чтобы проснуться к завтраку. Кормят здесь вкусно и «на убой». После завтрака состоялся переезд в комнату с более симпатичными соседями. Семейная пара из Москвы Анна и Александр. Чудесные ребята. Здесь уже не в первый раз. Конный поход вообще для них привычное занятие: год назад Аня и Саша были в республике Марий Эл. По их рассказам, в Марий Эле дикие-дикие лошади. При этих лошадях нельзя произносить слово «Галоп»: сразу летят.
Ещё Аня рассказала про Игрока – коня, которого она накормила чем-то рыбным (салатом, что ли). Конь потом вытирал язык обо все деревья и обиженно прятался от Ани за тоненькой берёзкой.
Мы говорили, и в комнату зашел Николай. Наш второй инструктор. Беседуя с нами, как с хорошими знакомыми, позвал нас на экскурсию по Каге.
Экскурсия по Каге началась с полуразрушенного храма. Храм строился силами жителей Каги в буквальном смысле по кирпичику. И кирпичи, и раствор делали сами, вручную. Стены и потолок расписывал тоже кто-то из местных. Естественно, пришел коммунизм, колокола переплавили, чугунный отапливаемый (!) пол переплавили, фрески закрасили в несколько слоёв, и храм стал клубом. Очень хочет новый батюшка восстановить храм, но один в поле не воин. Деньги нужны. Куча-куча денег. Одного энтузиазма мало.
Вообще история села довольно печальная. Люди гибли от холеры (тогда вымерла почти вся деревня, и лишь решение пить из источника, названного Святым, спасло оставшихся). Село горело (в пожаре, случившемся по вине столяра, опрокинувшего кипящую олифу на деревянную стружку, и по вине жаркого засушливого лета, сгорело 500 дворов из 800).
Но нынешняя, современная история Каги полна надежды. Благодаря туризму, у народа появились рабочие места. Магнитогорск и Белорецк покупают здесь дачи…
На экскурсии нас также очень порадовал фольклорный кагинский коллектив «Дубравушка». Спели нам «Реченьку». Потрясающей красоты песня.
К Святому источнику мы тоже сходили. Вода в нём действительно вкусная.
После экскурсии был обед. Мы дождались ещё пару человек из группы (итого пока 5) – и вот оно, ради чего прибыли сюда! Поездка на конях.
Мне оседлали коня по кличке Малыш. Очень он соответствует своему имени: мощный, высокий, крепкий, красивый. Гнедой: чёрная грива, тёмно-коричневая шерсть (линяет и под тёмной проглядывает рыжая).
Скакать на нём я боялась до жути. Не получалось поймать ритм. Что делать с ногами, и как облегчать жизнь коню я так и не поняла. К концу поездки очень болели коленки. Не представляла я себе второй день испытаний, не говоря уже об оставшихся шести. Даже в теории не очень ясно, что делать. Паника!
Малыш ещё очень любит очень близко ко впереди идущему коню топать. Плоховато у меня в тот день получалось его притормаживать.
И, да, что делать с моими коленками? Аня утверждала: боль от того, что я ноги держу шире, чем надо. Буду пробовать по-другому.
Ездить меня учил инструктор Александр. Он взял Малыша за повод, сам сел на своего коня Диму – и вперед. Страшно было невероятно!
Скакать на коне – это как ехать на велосипеде без руля. Рулить-то можно. Опираться – нет.
Дальнейшее моё повествование о дне первом – дождались шесть оставшихся туристов; познакомились; еда; баня; сон.

День 2.
Инструктор Николай обещал: «Когда я на маршруте, светит солнце». Собственно, так оно и было. Оседлали коней и отправились в путь. Да. Это именно кони. Ни одной кобылы.
Малыш меня не всегда безоговорочно слушался. Ну, или это у меня такая замедленная реакция. Поводья и пресловутое «ТПРУ» отлично работают в совокупности.
Шагом уже не так страшновато. «Тормозила» я своего коня каждую минуту. А шел-то он не быстро, на самом деле. И всё-таки.
Выехали мы с базы, часа 1,5÷2 шли до стоянки. Эти часы показались днями. Страшно!
При ускорении я судорожно цеплялась за луку седла и болталась. Но потихонечку училась.
Прискакали мы на базу, и часть народа отправилась продолжать покорять русские поля. Часть же, к которой относилась и я, отправилась гулять по лесу. Лес ещё не высох: весна всё-таки. Мимо нас мчался ручеёк (мы так и представили на нём мышек-сплавщиц, преодолевающих пороги четвертой категории). Шли, рассматривали цветочки, вспоминая названия.
Вечером был костёр без гитары и баранина. Спать я решила в домике, где было довольно душно, но сама так выбрала. Спала беспокойно, прокручивая в голове события дня.

День 3.
Подъём в шесть утра, т.к. в домик пришел Николай, и спать стало стыдно. Кофе. С обсуждением событий предыдущего дня и дня грядущего. Всяческие шатания по лагерю. Завтрак. Седлаем коней – и в путь.
Скакать мне начинает нравиться. Малыш чудесен.
Шли мы на Малый Шатак. Местами дорога довольно печальна: камни под грязью. Коней было жалко. Поскальзываются.
Эпизод дня. По дороге встретился нам табун под руководством роскошного жеребца: мощный, мускулистый, красивого палевого цвета. Жеребец, значит, что-то сказал своим кобылам с жеребятами так, что те побежали в направлении, противоположном нашему, а сам вышел нас встречать. Как он шел! Это песня! Николай на иноходце мчался на жеребца и кричал что-то, типа: «Уходи, не мешай нам». Жеребец тоже пытался в ответ на него наехать, ржал, готовился к бою. Прошли мы благополучно. А картинка вот эта, на которой шикарный жеребец защищает свой табун, навсегда останется в памяти.
Малый Шатак и открывшиеся с него горизонты описанию не подлежат. Это надо видеть.
С погодкой нам чуть не повезло, но моя мембранная куртка и штаны проявили себя самым лучшим образом.
Мы фотографировались, и ещё один инструктор, про кого я не писала – Яна – травила байки из своей походной жизни. Рассказывала, как ходила на Иремель, почему белых лошадей в природе не бывает. Описывала свои чувства, когда рысак таскал её два круга по ипподрому, и на неё делали ставки: упадёт - не упадёт (Яна удержалась). Славная девушка. Жизнерадостная и добрая.
После Малого Шатака погода вконец испортилась. Сверкнула молния, прогремел гром, пошел град. Я напряглась, сосредоточилась: вдруг, Малыш перепугается. Но обошлось. Умный конь. Только мордочку вниз опускал и глаза прикрывал от градин. Прошел катаклизм довольно быстро, но дорога ещё больше размякла (грязь, камни), и мы, жалея коней, вели их в поводу. В лагерь вернулись благополучно.
Но не всем так повезло. У Саши коню (кличка - Моряк) градина крупная прилетела в лоб в тот момент, когда группа поворачивала. Испугался конь. Все влево, а он помчался прямо. Натягивает Саша поводья до того, что шея у Моряка складывается, но конь не тормозит. Саша уже прыгать с него был готов. За гриву хватанул – конь огрызается, головой долбанул в бок. Наконец, остановились. Встал Моряк напротив Саши – да как даст ему лбом! Саша ответил симметрично. И только тогда стал конь оглядываться, ржать, звать других. Осознал, что он один, табун его ускакал. Тут и инструктор Александр подоспел. Хотя Моряк уже стал шелковым. Да. Всякое бывает в походе.
Вечером, конечно, костёр. Я понтанулась и достала варган. Погоду на четвертый день предвещали плохую, а мы пошаманили, и, сразу скажу, хорошую нашаманили. Спала я в ту ночь в палатке. Чудесно!

День 4.
Его можно охарактеризовать для меня одним словом – свобода.
Есть у Малыша, да и почти у всех местных коней особенность: как все – так и он. Ориентируются на впереди идущего коня инструктора. Прибыли мы на место назначения. Николай и говорит: «Вот вам настоящее русское поле». И дал нам свободное время. Ну, мы и поскакали. Разбрелись по полю кто куда. А так как кони привыкли идти в связке, никуда от нас с Малышом, впереди идущий Граф не делся. Привязались мы к нему. Так забавно! Отворачиваю я голову Малыша от Графа, Малыш проходит сам пару метров – и разворачивается на 360 градусов.
Эпизод дня номер раз: матерящийся на своём языке барашек. Шли мы на конях до поля, а навстречу – небольшое стадо молодых барашков. Кстати, ими и вправду козёл руководит. В смысле, животное такое – козёл. Мы шли, барашки блеяли.… И вдруг от стада отделился один маленький, но очень нахальный барашек. Он подбежал к каждому коню персонально, всех обблеял, отругал. Мол, чего это вы тут ходите, честных барашков пугаете!
Эпизод дня номер два: Акьял - наглая рыжая морда, избалованная печеньками. Сбежал с колхозными лошадьми. Был возвращен Николаем. На нем день не ездили (заменой был Бизон). А под вечер, когда кони ушли пастись, он единственный стоял у коновязи (как привязаный) с надеждой быть оседланным.
А вечером был он – волейбол. Вернулись мы в лагерь, расседлали коней, поели, и общая масса народа стали валяться в палатках. Говорит тут Николай: «Чего лежим? Вы отдыхать приехали, или как? Айда играть». На зов откликнулась я и Саша (москвич). В итоге, на один удар Саши или Николая приходилась одна моя пробежка до конца поляны. Как-то Саша закинул мяч аж за ограду, где обычно находятся колхозные лошади. Хорошо, что их там не было. Но через изгородь пришлось лезть. Загоняли господа профессионалы меня вконец. Но и это было здорово! Я научилась делать подачи. Принимать ещё не умею, но появилось желание научиться и отомстить.
Закончился день традиционно костром и интересными беседами.

День 5.
Невероятно насыщенный событиями день.
Начало его ознаменовалось приключением с Бизоном. Это красивый конь: серый, попа – в яблоко. Этакий ушлый тихоня. Когда все кони убыстрялись, Бизон ещё размышлял на тему: стоит оно того или нет. К тому же, ленивец ухитрялся кушать травку и щипать листики деревьев. Николай потом рассказывал, что Бизону нет равных зимой. Сани, в которые запряжен Бизон, развивают космическую скорость. Так вот. В тихом омуте действительно водятся черти. Проснулся в Бизоне жеребцовский инстинкт, и сей мерин отбил кобылу с жеребенком от стада. Случилось это как раз, когда Бизона собирались седлать. Жеребец, чья была кобыла, – вороной красавец-производитель, абсолютно не охранял своих подопечных. Похитил, значит, Бизон кобылу, начал пасти. А как стали его домой гнать, он, вроде, поскакал сначала в правильном направлении.… Но потом кобыла заржала, позвала своего героя – и герой, бросив всё, ломанулся к ней. Яна проявила себя во всей красе! Она поймала своего Вояжа, который, кстати, проникся моментом, не стал сопротивляться (обычно, узду на него надеть непросто). Яна взнуздала коня, и, словно Амазонка, без седла полетела за Бизоном. Беглец был пойман и возвращен на свое законное место.
После это маленького происшествия мы отправились на Шатак. На этот высокий и роскошный хребет. Малыш старался: пыхтел и нёс меня на своей спине к вершине.
Я забыла упомянуть, что тур у нас случился несколько иным. Не по плану. Просто река Белая поднялась, и через неё невозможно было перейти. Но есть мысль, что для меня для первого раза эти радиальные выходы – очень правильные и подходящие.
К этому дню я примерно научилась общаться с Малышом. Понимала, когда он хочет быстрей, догнать и когда – аккуратно и медленно. Малыш не только обходил препятствия на своём пути в виде кустов. Он обходил места, где плохо было мне! Где был, к примеру, риск головой задеть ветви.
Все эти дни я пыталась убрать у него из гривы репьи. Делала я это очень осторожно и аккуратно, но этим утром инструктор Саша показал, как можно действовать быстрее. Я боялась сделать Малышу больно, но оказалось, что вполне можно вычесывать репьи жестче. Неприятных ощущений коню это не доставит. Грива и хвост мигом очистились.
Вообще замечу, что и перед переходами, и после них очень тянуло к Малышу. Хотелось знать, как он там, не обижают ли его другие. Было некое чувство беспокойства за него.
И вот мы добрались до вершины. Опять-таки скажу, что Шатак надо видеть. Нет слов, ни в каком языке, чтобы его описать. Шатак – это, по сути, моя первая значимая вершина Южного Урала. Невероятно красиво и впечатляюще! И сама дорога до него показалась мне интересной. Я уже научилась держаться в седле так хорошо, что могла смотреть по сторонам (а не только на голову Малыша и на попу впереди идущего коня). А вокруг происходили удивительные вещи: вот пустельга тащит куда-то мышку, на дороге свежие медвежьи и волчьи следы, орёл (или сокол) высматривает жертву…
А на обратном пути я стала «вертолётом». Благо, местность попалась ровная, без камней и бугорков. Шли мы довольно быстро. И захотелось Малышу ещё быстрей. На стоянку же домой идём! Мотнул Малыш головой, подкинул задние ноги - и полетела я на мягкую травушку. Хорошо, что поводья отпустила, и ноги из стремян благополучно вылетели, не застряли. Упала я на спину так, что дух вышибло. Лежу - и радуюсь голубому небу над головой. А Малыш обрадовался, побежал. Группа остановилась. Подлетает ко впереди идущему коню Малыш, приплясывает возбуждённо: "Чёкаво! Мужики! Мне легко! Мне теперь лететь можно! Понеслись!" Поймал инструктор Саша Малыша. Села я на своего коня - и вперёд. Но теперь уже я животинку свою держала, как могла, изо всех сил. Собственно, он больше не козлил. Хотя рваться вперёд пытался. Нравится Малышу скорость.
Вот такого адреналина и напряжения всех мышц я ещё ни разу в жизни не испытывала.
Доехала вся в мыле.
Но именно после падения мне захотелось научиться ездить верхом профессионально. Чтобы, даже если конь козлит, встаёт в свечку или выделывает любые другие финты, удержаться в седле.
Вечер для меня прошел в обсуждении случившегося. А ещё мы играли в "Дурака". Я один раз осталась.

День 6
Утром сборы в обратный путь. Вещи погрузили в машину. Отдали собакам недоеденную еду. И в путь.
Кстати! Отступление. Есть на этой стоянке колхозный пёс Верный. Мы усердно сбагривали ему косточки от шашлыка. Колхозники ругались, что мы испортили им собаку. Но за это он нас охранял. Ходил около палаток, периодически гавкал на что-то во тьме (медведи? косули? кабаны? ёжики?), метил палатку Саши с Аней.
Ещё мы прозвали пса «Клещ-экспресс»: очень много насекомых этих он на себе таскал. Шутили: забирается клещ на Верного. Клещ: "Эй, друг, подкинь до человека!"
Верный чудесен.
Теперь о шестом дне. Отправились мы снова на базу. Путь показался очень быстрым. Там отпустили коней. В сердце прокралась тоска: как Малыш без меня... Знаю, что лучше всех! Свобода! Никто не торопит, не заставляет шагать по камням и грязи... Я уверена: он счастлив. Но приеду, проверю!
Далее была баня. С меня сошел толстенный слой грязи. Баня - это благо.
А дальше... волейбол! Саша (Москва)-Николай-я против инструкторов Саши (нашего) и Вани (сплавы). Кто кого разгромил - история об этом умалчивает, но поиграли знатно.
И сон после волейбола был крепким.

День 7.
Отдых, отдых, и ещё раз отдых.
Утро омрачилось клещом. Он тяпнул Аню за бок. Во сне. Видимо, переполз с одежды. И тут обнаружился жирный минус базы: отсутствие медпункта с иммуноглобулином в нём. Николай говорил, конечно, что клещи здесь чистые... Аня с перепуга ещё вырвала его, как вырывали лошадям, и голова этого насекомого осталась в Ане. Больница в Кагу тоже оказалась закрыта. Мы вытащили пинцетом столько, сколько смогли. По приезду домой, я общалась с ребятами. Для клеща всё окончилось плохо, а для Ани хорошо. Но в тот момент мы переживали. Была ещё мысль ехать в Белорецк, сама Аня её отмела.
Несмотря на инцидент, поход на скалу Маяк (переименованную в Благодать для привлечения туристов) мы решили не отменять. И нисколько об этом не пожалели. Вид с этой скалы открылся чудесный! Опять-таки, его лучше наблюдать.
Почему скала раньше звалась Маяком? Когда река Белая была полноводной, по ней ходили баржи с чугуном. И по пути следования зажигались сигнальные костры на самых высоких точках. Поэтому Маяк.
Вернулись мы со скалы на базу - и вот он, момент прощания.
На вокзал меня отвозил инструктор Александр. Замечу, с трансфером у меня возникли проблемы (надо обязательно очень подробно узнавать про трансфер у любой фирмы, а я подумала, что раз за путёвку заплатила, то и привезут, и отвезут меня спокойно), и Саша проявил себя истинным Мужчиной. Машина его была уже отремонтирована, и долетели до автовокзала мы быстро.
Вот что у меня за характер такой! Хотелось ведь и Саше, и Николаю, и Яне сказать спасибо... Но откуда-то в самый последний момент взялось стеснение, ком к горлу подкатил... Если ребята читают эти строки, то пусть знают: я невероятно благодарна им за наше путешествие. Без них оно просто не случилось бы.

Для меня Кага - своеобразное место силы. Абсолютно не хочется отсюда уезжать. Люди здесь чудесные. Как инструктора, так и "простые смертные". Щемящее такое чувство...
Казалось бы, прошла всего неделя! Малость! Ничего особенного. Но вот как-то сроднились. Прикипела я.
Обязательно сохраню это путешествие в своём сердце.
Обязательно научусь уверенно ездить верхом.
Обязательно вернусь.

Автор: Елена Борноволокова.

Путёвок: 0 шт. Корзина
© Некоммерческое партнерство "Экологическое Объединение "Тенгри", 2017
 Активный отдых на Южном Урале. Сплавы на катамаранах. Конный туризм.
 Пешие походы. Велосипедные туры. Автобусные туры. Снегоходные туры.
 Новогодние туры. Бронирование гостиниц в Уфе. Корпоративный отдых.
Карта сайта | Контакты

Разработка сайта
"КомМета"