8 800 550-03-02 бесплатная линия  8 927 0889976
Поиск и бронирование туров:

По уральским хребтам

Конно-верховое путешествие

       Люди идут по свету,

       И в жизни им мало надо,

       Была бы прочна палатка,

       И был бы нескучен путь...

       Но дремлют в бродяжьих душах

       Бетховенские сонаты,

       И нежные песни Грига

       Переполняют их...

Ю. Яровой, «Высшей категории трудности»

Мечта о конном походе не давала мне покоя с 2000 года. С тех пор я все искала единомышленников, варианты и тянула кота за хвост.

Все лето по походам. 28 августа взяла половину отпуска с целью найти новую работу. Какая скука! Пересчитала все имеющиеся деньги – на конный тур и билеты хватит. Значит, работа подождет. Еду одна, на агитацию друзей и знакомых времени нет.

 

04.09.2006. Дорога.

 

Еду в Самару. Знакомлюсь с Серегой из Оренбурга. Коротаем с ним время на вокзале. Серега провожает меня до вагона. Обращаю внимание на парня с походным рюкзаком. Вдруг, из моей группы?

«Магнитка». Боковушка, 2-я полка. …Кинель – Похвистнево – Бузулук - Чишмы-….

Я томлюсь в ожидании просторов, гор, воздуха, счастья, и вместе с тем наслаждаюсь каждой минутой, беседами с попутчиками, степью за окном и захолустными станциями…

Ночь. Поезд московский, все давно спят. Я тоже должна уснуть, хоть на час, хоть на полчаса. Засыпаю. Вскакиваю. Так несколько раз. Боюсь пропустить Белорецк. В вагоне темно. Ого! На том парне, что был с рюкзаком, налобник. Светит мне в лицо. Ты в Кагу? (мой вид меня выдавал). А я там живу. Пошли в тамбур. Егор. Женя. Баш-тау? Уран? Рудник? Ничего не знает. Говори! Все! Все, что знаешь!

Но местные всегда ничего не знают и ничего не слышали. Вот в соседнем районе, да. У горы Иремель закрытый город. В самой горе и под ней тоже целый город и секретное производство. При попытке приближения или осмотра местности с горы, если не арестуют, то отконвоируют на безопасное расстояние.

Пещеры. Сказка. Шульган-таш. Победа. Сумган. Танкист? И здесь знают Танкиста!

До Каги решено добираться вместе.

На станции встречает автобус. Водитель дядя Саша Копылов. Мы дожидаемся уфимского поезда, собираем группу и едем на базу. Я с дядей Сашей в кабине. В этих местах снимали «Вечный зов». Дядя Саша попал в эпизод. Гора Малиновая. Туман над Белой рекой. Оставайся, Женя, у нас.

Эмоций полные штаны! Я попала в свою мечту. А дядя Саша все рассказывает, как здесь люди живут, как охотятся, рубят лес, держат скот. Как туманы ложатся ночами повсюду. Как начинал добывать руду купец Демидов. Как сожгли Кагу пугачевские разбойники. Как в Белорецке сократили производство на древнейшем железоплавильном комбинате, как плакали сталевары, бросая каски в печи. Это мне и в поезде рассказывали попутчики, и глаза у них тогда становились влажными. Вот и у дяди Саши глаза тоже блестят. А я, да я просто сейчас взорвусь! Во мне целая буря чувств! 

Оставайся, Женя, у нас. Мы тебе жениха найдем.

 

05.09.2006. Кага.

 

Пять часов утра. Туристический приют «Тенгри».  Деревянный дом с высоченными потолками. Построен в 1901 году. Сначала он служил больницей, затем – сельской школой. Нас, группу из 11 человек, кормят и размещают в одной огромной комнате. Уставшие и сонные, все расползаются по кроватям. Но я не спать сюда приехала. Отсыпаться буду дома. А сейчас, все увидеть, все сфоткать, все запомнить! See it. Breeth it. Injoy it.

Экскурсия по Каге: Никольская церковь, лекция в сельской библиотеке, святой источник. Купание в речке Кага. Обед. Знакомство с лошадками и верховая прогулка. Баня. Ужин с вином. Песни. Познакомились с геологом Булатом. Хотим пошарахаться ночью по округе. Булат пугает нас коварными староверами и предлагает проводить.

Shevy-нива Булата рассекает по речкам, горкам, крутым спускам. Агидель - Белая река. В свете луны она серебрится. В речке цапля. Вона как вышагивает. Осветили ей фарами воду. Рыба стала ярче поблескивать, и цапля хватает ее гроздьями. Поехали дальше. Жутко в чужом лесу ночью с едва знакомым аборигеном за рулем. Он, к тому же, под мухой. На опасных участках шепчет мусульманские молитвы. Из машины не выходить, громко не говорить – медведь злой, у него гон. «Кстати, у тебя «праздников» нет?» Нет. «Честно отвечай, если есть, то в лес нельзя нам ехать! Медведь это дело за километры чует». Нет у меня ничего! И не медведица я какая-нибудь, чтоб медведь на меня шел!  «Примчится мигом, а как поймет, что ты не той породы, - разорвет. Здесь так охотятся на него. В качестве приманки девку с «праздниками» на дерево сажают». Вот жуть!

И возит и возит Булат нас по лесу, да по речкам, по ухабинам разным. Может, он нас в жертву решил принести?! Может, староверам меня сдать хочет?! Да и майора с Олегом  я всего один день знаю! А все нормальные девушки в «Тенгри» сейчас, только я, как всегда, приключений захотела! Товарищ майор, скажи ему, чтобы в «Тенгри» поворачивал! Но Булат домой не торопится. Вы, говорит,  пропитаться природой должны.

Выйти из машины! Достопримечательность – «Синий камень». Ни черта не видно. На маршруте разглядите. Теперь всем дружно смотреть на звезды. От машины не отходить, зверь не спит!

Домой в Белорецк Булат тогда не уехал. Ночевать в «Тенгри» остался.

 

06.09.2006. Выход на маршрут.

 

За завтраком подходит администратор. Заглядывает мне в глаза. «Кто ночью ездил с Булатом на синий камень?» Молчу. Вопрос повторяется. Молчу. Ну вот, думаю, накуролесила в первый же день. «Ну я, я ездил. А в чем дело?», - майор Елизаров грудью закрыл амбразуру вражеского дота. «Вам же было сказано: не отлучаться самовольно! Нам за вас отвечать, если что случись! Он ведь выпимши был!» А дело было в том, что ночью в «Тенгри» звонила жена Булата, разыскивала его. Это был наш первый выговор.

Загружаем вещи в УАЗЫЫК (их доставят на первую стоянку), седлаем лошадей и выходим на маршрут. Переход 25 км. Группу сопровождают инструктор Виктор Иваныч, его помощник, пятнадцатилетний джигит Коля и старая овчарка Найда, у которой шерсть мягкая, как у щенка. Переправляемся через пойму реки Кага, едем вниз по течению Агидели, затем поворачиваем на северо-запад, здесь пересекаем ручей Ирля и начинаем подъем на Баш-тау по лесной тропе.  Едем в основном рысью. Галопировать правилами запрещено, но какой русский не любит быстрой езды! По пути пара привалов, и часа через три-четыре мы прискакали на место стоянки. Тут нас ждет машина с вещами, котлеты и ведро горячего чая.  

Ой, хорошо здесь! «Виктор Иваныч, а вам в Каге участковый, случаем, не нужен?»

Высота около тысячи метров. Хочется полазить в округе, но сил нет. Разбиваем лагерь и занимаемся хозяйством. Вечером по чуть-чуть, и у майора Елизарова душа развернулась. Это было незабываемое сольное выступление на тему его первой любви и бытия курсантов-метеоОЛУХОВ. Майор ползал вокруг костра, то раздевался, то одевался, пел песни, читал стихи. Ночью таежный покой хребта Большой Шатак разрывали грозные крики, имитировавшие гнев начальника военного училища Логойдо: «Курса-ант Ивано-оу! Пога-аной метлой нА-А-А-...!!!».

 

07.09.2006. Баш-тау.

 

Честное слово, ни на Волчихе, ни на Молебном Камне, ни даже на Яман-Тау я не видела таких гор и такой дикой местности, как здесь…

Ю. Яровой, «Высшей категории трудности»

 

Лошадей здесь не держат в леваде или на коновязи, их стреножат и отпускают пастись на воле. Таким образом, лошадь может спастись от хищника, да и с точки зрения кормежки получается совершенная экономия: подкармливают их только зимой, когда подножный корм покрывает снег, и для поддержания температуры тела нужно много энергии. 

Поэтому каждое утро Коля отправляется искать коней. За ночь они уходят далеко, так, что их колокольчиков совсем не слышно. Как он их находит, нам непонятно.

Боже, опять в седло! Как это больно!

Туристам выдают строевые седла кустарного производства. Луки на них очень высокие, металлические, на них сверху приварены проушины для навьючивания, за которые я все время задевала ногами, когда садилась в седло или слазила. Причем слазила я с коня, перекидывая ногу через его шею, потому как сделать это обычным образом (закидывая ногу назад через круп) с таким седлом весьма проблематично. Ехали мы, по большей части, узкими лесными тропами, а высокие луки не позволяли лечь на лошадь, и на заросших дремучих участках, удары веток приходилось отражать руками и лицом. На крыльях седла нет мягких подушек для колен, и отсутствуют подкрыльники, защищающие внутреннюю поверхность бедра всадника от натирания замками подпруг. Короче, жесть. Однако у всего есть свои преимущества: благодаря высоким лукам и широкому ленчику никто ни разу не вывалился из седла. Человек ко всему привыкает, и через час езды попа идеально притирается даже к такому седлу, и лишний раз спешиться мы ленились.

Итак, сегодня у нас радиальный выезд на вершину Баш-тау с Колей. Всего около 12 км. Виктор Иваныч и Найда дежурят в лагере. Подъем пологий, почти незаметный. Из тайги мы попадаем в лесотундру. Вместо древних лиственниц - рощицы маленьких кривых березок и можжевельника. Листва и трава пожелтевшие. Здесь глубокая осень. Из-под копыт моего Яшки то и дело вспархивает испуганный жирный тетерев.

Спешиваемся и привязываем коней. С вершины Шатака расползаются «каменные реки». Камни заострены неутихающим ветром, изъедены лишайниками. Карабкаемся наверх по живью. Высота 1271 м. Внизу все в дымке. Вот сельцо. Под селом – залежи платины. На востоке - бескрайнее море хребтов, волнами разбегающихся от Большого Шатака. Под ногами замечена брусника, и мы расползаемся ее собирать.

По дороге домой Коля вдруг резко поворачивает группу назад и дает команду: не орать и ехать другой дорогой. Он заметил у скалы медведя. Но какой же это шанс, увидеть живого медведя в горах! Лошадь может испугаться и понести. «Коленька! Пожалуйста! Я пойду посмотрю, а? Подержи моего Яшку, а? Держи коня, я все равно должна мишку сама увидеть!» Не может Коля меня одну отпустить. «Ладно. Едем кучкой. Держитесь за седла. Если кто с лошади свалится, не смешно будет». 

Мишку я увидела. Он был достаточно далеко, чтобы не обратить на нас внимание, да к тому же сильно занят. Мы ехали рысью, стараясь не отставать друг от друга, фотоаппарат я не доставала, чтоб не сломать его, если придется удирать от медведя. Да  и жалко было бы, если б из-за возни с фотиком на рыси я не разглядела бы зверя своими глазами, а шансы на хороший кадр были минимальны. Только сейчас я поверила во все эти рассказы местных о встречах с медведями.

Вечером Ваня научил нас играть в «мафию», чем мы остервенело занимались до наступления полной темноты. Потом пили чачу из Абхазии, перепели все песни, плясали, читали стихи, да еще погода в ту ночь была такой теплой...

 

08.09.2006. «Черная речка».

 

Высовываю нос из палатки – густой туман и дождь моросит.

Собираем пожитки и ждем машину сопровождения в избушке. Холод такой, что я даже начинаю жалеть, что подорвалась в поход в сентябре. Ширинка на бриджах у меня сломалась, и следующие два дня я ездила с вентиляцией, пока не додумалась застегивать ее на булавку.

УАЗЫЫК прибыл. Грузим вещи, заказываем водителю теплые куртки, шапки и резиновые сапоги, бальзамы и много водки. Без этого существование в таких условиях в дальнейшем кажется невыносимым.

Переход 30 км. Спускаемся с хребта глухими лесными зарослями. Приказано двигаться без дистанции, чтобы не потеряться в тумане и быть рядом на случай нападения хищника. 

У границы заповедника Коля и майор повели группу неправильной дорогой. Виктор Иваныч был замыкающим, и у поворота на нужную нам тропу стал свистеть Коле, указывая дорогу. Откликнулись только мы с Ваней. «Раз такие умные, пусть плутают», - буркнул инструктор, и мы поехали дальше втроем. Виктор Иваныч вывел нас на встречную полосу шоссе, скомандовал держать путь на поле и ждать у березок, а сам нырнул в лес, разыскивать отщепенцев. А мы с Ваней до самых березок нарушали правила дорожного движения.

Группа воссоединилась, мы продолжили путь через Каменный ключ и урочище  Кухтур. На привале от Саши сбежал Гусар, и мы долго ловили коня всей толпой.

Прибыли на место второй стоянки, на «Черную речку». Водитель ждет нас с заказами и горячими пирожками. Погода совсем разошлась, и мы, разгоряченные после долгой езды,  идем купаться. Я даже голову помыла. Смывать шампунь очень удобно, просто опускаешь волосы в воду, и его уносит быстрое течение.

Сегодня мы совсем устали, в мафию не играется, песни не поются, даже не пьется нам сегодня. Зато принято решение завтра приготовить шашлык из теплого барана. Ночью Виктор Иваныч пугает нас рассказами о медведях, диких и прирученных волках, маугли. Дает инструкции, как вести себя при встрече с ними. Жути напустил дальше некуда, страшно по нужде отойти. Ведь иногда медведи приходят прямо в лагерь!

 

09.09.2006. Баран.

 

Под предводительством майора Елизарова - «Эскадро-О-Он!!! По кóням!» - уезжаем в башкирскую деревню Кагарман, что в пяти километрах, добывать барана. Местные в шоке: целая кавалерия нагрянула в их богом забытый край! Долго ищем барашка по деревне, уговариваем продать. Бараны все распределены на жертвоприношение. Но есть один барашек, который для этого не годится. Ночью его подрал волк. Напрыгнул, цапнул за рога, – череп проломлен. Но баран ушел от волка и приплелся домой в таком неприглядном виде. Доктор Рома осматривает рану и ставит диагноз: не жилец. Хозяева отдают по 100 руб. за кг. Всего вышло мяса на 21 кг. Процесс разделывания, взвешивания туши и вся баранья кровища запечатлены на фото. У-у-у! Как хочется МЯЗЗА!

 

Что же происходит в лагере в наше отсутствие?

А в лагере Оля (жена майора Елизарова) стирает майорские шмотки в горной речке Агидели.  А горная речка требует жертв! Она уносит футболку Елизарова из рук его заботливой жены, а что упало в речку, то пропало – течение нешуточное. И вернулась с речки Оля с одними только постиранными майорскими трусами. Но духи тайги тоже требуют мзды!

Тут, откуда ни возьмись, на  Shevy-ниве, в сопровождении женщин, приезжает в лагерь наш знакомец Булат. Он и так уже под мухой, но выпивает еще. Взгляд его упирается в доску, на которой сушатся трусы Елизарова. Булат достает ружье и давай палить по трусам! Ничего не выходит. Но Булат не из тех, кто сдается. Он хватает топор, и превращает трусы в лохмотья. Отведя душу, Булат загружает своих женщин обратно в машину и сваливает.

 

Но вернемся к нашим баранам, в Кагарман. А здесь мешки с передней и задней частями барана уже навьючены на седла, и мы, скупив запасы спиртного в единственном магазине, с победным кличем скачем в лагерь, где Виктор Иваныч готовит нам очумительный плов, а ночью – долгожданный шашлык! Вино, башкирский бальзам, «Белебеевская». Все шарахаются по лагерю, орут каждый свое, обнимаются…

Найда тоже в отрыве. Эта вечно голодная собака обжирается так, что доктор Рома опасается, как бы не случился заворот кишок.  

 

10.09.2006. Конный альпинизм.

 

Еще вчера мы решили не возвращаться 10-го в «Тенгри», где нас ждет баня и постель, мы остаемся на «Черной речке», в походных условиях, еще на день.

Встаем поздно. На завтрак – суп из барана. Найда по-прежнему выпрашивает куски и закапывает их повсюду.

Строгий выговор от Виктора Иваныча получаем мы с Олегом – за очередную самовольную отлучку из лагеря на реку, и Лена, как самая отличившаяся в самолечении башкирскими бальзамами. Теперь она не рвется вперед, как обычно, а просит всех ехать потише. Остальным объявлено замечание за заваливание ночью на палатки с криками: «Рота подье-О-Ом!». Точно участников этой акции установить не удалось (но кто на это способен, и так ясно).

Сегодня восхождение на довольно крутую гору, 850 м. До самой вершины верхом. На горизонте синеет седловина Баш-Тау. Пот с коней льет ручьями. Обратно ведем их в руках, уж больно опасно.

Надо еще купить хлеба, а вечер близится. Для скорости группа разделена. Одни ждут на лугу, другие скачут в Кагарман. Эскадрон вихрем врывается в деревню, поднимая всю пыль с дорог. Под копытами майорского коня чуть не раздавлена собака, остальные аборигены отделались сильным испугом.  

После ужина купание на лошадях. Самым плавучим оказался Гусар. Вода обжигает холодом, а кони такие теплые…

Ночью опять шашлык и мафия нон-стоп. Майор пытается сосватать меня за Коленьку.

Расходимся спать, но только майору не до сна. Он совсем разбушевался, вообразил себя таежным шаманом, совершал магические обряды у реки, возле костра, шептал заклинания над каждой палаткой. Затеял игру в «три шороха» (походный вариант армейской игры «три скрипа»). Всех засыпающих, говорят, это сильно напрягало, но на меня подействовали шаманские заклинания, и я уснула, как убитая. Настя с Ромой всю ночь ловили прогрызшую палатку мышь. Рома ее мочканул. О способе смертоубийства рассказывать отказался.

 

11.09.2006. «Тенгри».

 

Под утро зарядил дождь. Под палаткой лужа. Опять туман. Собираем шмотки. Похлебка из барана. Лошади мокрые. Едем в Тенгри, постоянно срезаем дорогу, переправляясь через меандры Белой реки. Доменные ворота – скалистые обнажения над рекой посреди долины. Представляют собой две складки слоистых пород в виде прямых антиклиналей, как бы разрезанных вертикально.

 Около 30 км. под проливным дождем, в промокшей насквозь одежде, в мокром седле. Мы все поменялись конями, и теперь я еду на Гусаре. Фотографий с этого перехода почти нет, на это не было времени и освещения, оптика потела. Вообще снимать в походе было крайне неудобно, так как приходилось это делать сидя верхом на двигающейся лошади, бывало, и на рыси, или, держа в одной руке повод, за который дергает лошадь. К тому же было необходимо экономить энергию аккумуляторов и время. Отсюда проблемы с качеством снимков.

На базе директор высмеивает мою походку. Для сушки наших вещей затопили печь, для нас – баню. В качестве прощального подарка предлагаем Коленьке пойти в баню с девочками. Коля краснеет и отказывается. В бане Света демонстрирует огромный синяк на боку – это ее Султан укусил.

Для праздничного ужина купили вино. А вот и наша смена – следующая группа. Сегодня они не вышли на маршрут из-за нашей задержки. Зато им угощение с нашего стола.

Прощаемся со всеми до будущих встреч, и дядя Саша увозит нас на вокзал. По дороге – те немногие песни, что мы еще не успели спеть. Поезд Сибай – Уфа. Скоро увидимся!

 

12.09.2006. Домой.

 

Ночь. Вокзал Белорецка. Остались Саша, Света и я. Парочка алкашей то покупает, то сдает билеты. Ко мне привязывается с разговором бабуля. «Первый раз ты здесь? Теперь ведь постоянно тянуть сюда будет. Раза три в гости приедешь, да и останешься навсегда. Женихи-то в Каге какие!».

Поезд Магнитогорск-Москва. Стоило мне только лечь на свою вторую полку и отвернуться, как из глаз хлынули слезы. Я пошмыгала носом и отрубилась.

Утром раздобыла кое-какую информацию у попутчиков об экономических перспективах Белорецка, тамошнем рынке недвижимости и уровне заработной платы. Ехать туда работать – обречь себя на нищету. Для вложения капитала – золотое дно, если, конечно, этот капитал имеется.

Мне также поведали очередную потрясающую историю про медведя. Как-то раз охотник Володя долго вел медведицу. Ранил ее, и тогда озверевшая медведица стала вести его. Так следили они друг за другом, и медведице удалось напасть. Она подошла сзади и сняла Володе скальп. Охотник ушел от медведицы, приладил обратно оторванную с черепа шкуру и в таком виде прошагал 20 км. до ближайшей деревни. Там фельдшер чуть не упала в обморок, когда увилела горе-охотника, наложила ему стерильную повязку и отправила в реанимацию в Белорецк. По дороге пострадавший в красках рассказывал сопровождающим о своих злоключениях, выпучив залитые кровью глаза, в то время как слушателей мутило от мертвецкого вида рассказчика и запаха его мяса…

 

Самара. Гружусь в газельку, и полтора часа режусь в дурака с дядькой и тетками.

Дома тоже дождь. И я иду по улице под дождем, и ноги мои все еще болят после долгой езды верхом, они все в синяках от строевого седла. А одежда на мне стирана в Белой реке. И думать я не могу ни о чем другом…

 

Евгения Наклескина,

 октябрь 2006 г.

Путёвок: 0 шт. Корзина
© Некоммерческое партнерство "Экологическое Объединение "Тенгри", 2017
 Активный отдых на Южном Урале. Сплавы на катамаранах. Конный туризм.
 Пешие походы. Велосипедные туры. Автобусные туры. Снегоходные туры.
 Новогодние туры. Бронирование гостиниц в Уфе. Корпоративный отдых.
Карта сайта | Контакты

Разработка сайта
"КомМета"